— Мы жили в Москве, в коммунальной квартире на Покровке, дом 11, квартира 15, — рассказывает Олег Басилашвили. — Отец и брат были на фронте. К слову, папа всегда самой дорогой наградой считал медаль за оборону Сталинграда. А брат Жора погиб в битве на Курской дуге, под Прохоровкой. Он был начальником штаба стрелкового полка и в этой страшной мясорубке пропал без вести. Наверное, его останки покоятся в братской могиле…
Уже накануне, 8 мая, мы ждали, что войне конец. Каждые несколько минут голос Левитана по радио сообщал: «Сейчас будет передано важное сообщение». И сообщал о взятии нашими войсками городов в Венгрии и Германии. Но все ждали главного известия. Часов в десять вечера — опять позывные всесоюзного радио: «Слушайте важное сообщение». Все приникли к наушникам. У нас не было радио, на гвоздике висели наушники, которые так громко орали, что всем было слышно. Левитан произнес: «Сегодня нашими войсками освобожден венгерский город Секешфехервар». Да какой Секешфехеирваром, когда уже конец войне! Легли спать. И где-то в пятом часу утра прозвучало сообщение о капитуляции гитлеровской Германии. И мы с моим другом Витей Альбацем, он жил напротив, через лестничную площадку, отправились гулять по городу. У Вити отец еще до войны электрифицировал Северную железную дорогу, и как только закончил электрификацию, его расстреляли. А маму в сентябре 1941 года просто схватили на улице, и он ее больше не видел. Его с сестрой выходила на свою нищенскую пенсию няня Варя. И вот 9 мая Витя пришел ко мне. А мой брат раньше где-то снял красный флаг во время праздников, спрятал дома. И мы взяли этот ситцевый флаг, на нем желтым шелком были вышиты серп и молот, насадили его на палку и побежали на Красную площадь. Народу там было — миллион! Наверное, сотни тысяч людей. Все в основном в черном, потому что это немаркий цвет. А военные — в потертом зеленом. У них были ордена, нашивки за ранения.
«Кидали шапки вверх»
— Помню, была страшная жара. Темно-синее небо, ни одного облачка. Слепящее солнце. Сверкали купола Кремля, хотя они были тогда не золотыми, но блестели. Исторический музей, храм Василия Блаженного — все было залито солнцем. Ездили грузовики, на которых стояла киноаппаратура. Иногда дяди на этих грузовиках показывали нам, ребятам: дескать, снимайте шапки, кидайте их вверх. И мы кидали, а в это время крутили ручку киноаппарата, и все это фиксировали. И когда сейчас я смотрю в хронике ребят, кидающих вверх шапки на Красной площади, я понимаю, что там, среди этой толпы, нахожусь и я.
Мы провели в центре Москвы целый день. Ходили на площадь Свердлова, на Театральную площадь, там тоже было много народу. В Охотном ряду, между зданием Совета министров, нынешней Госдумой, и гостиницей «Москва» на уровне пятого-шестого этажа натянули стальные тросы, и на них висели гигантские флаги союзников — США, Великобритании, Франции и Советского союза.
Всех военных качали. Американцев и англичан можно было легко отличить: форма из очень хорошей материи, пилоточки сидят аккуратно. А наши, прошедшие фронт, — в мятых застиранных гимнастерках. Военные танцевали с девушками под оркестр.
Союзники, помню, запели песню It is a long way to home — «Далекий путь домой, до Англии родной». До сих пор помню эту песню.
«Ждали, что Сталин выглянет из окна»
С грузовика выступал Леонид Утесов со своим джазом, потом вышла петь Клавдия Шульженко. Народ на Красной площади сидел и на камнях, и вокруг Кремля на траве — тогда уже было все зеленое.
Все ждали: вот сейчас выйдет Вождь. Товарища Сталина ждали либо на Мавзолее, либо в окне Кремля, которое все светилось.
Потом говорили: он появится в другом месте. И толпа кидалась туда. Но Сталин так и не вышел к людям, наши ожидания были тщетны.
Все московские мальчишки тогда были на Красной площади. И Карен Шахназаров об этом говорил, и Сережа Юрский. Но мы тогда друг друга не знали.
Военные покупали с тележек все мороженое и раздавали детям. Мороженое в те годы было не сладким, а соленым. Сахара не хватало, добавляли соль. Но мы его с удовольствием ели.
Из дома мы убежали часов в десять утра, а вернулись к шести вечера. Вот так прошел тот великий день.

Читайте с главной