Дети, у которых система эмоциональных связей сложилась по избегающему типу, по сравнению с их ровесниками, о которых шла речь выше, фактически не протестуют, когда мама уходит. Они никак не реагируют на уход матери и всячески показывают, их это совершенно не беспокоит. Они ведут себя так словно это их не беспокоит. Стороннему наблюдателю эти дети кажутся невозмутимыми, сохраняющими полное спокойствие, бывает холодность и равнодушие. Что же происходит, когда мама возвращается? Ребёнок не приветствует ее, не проявляет ни радости, ни огорчения, не подходит к ней и не старается забраться на колени. Активное избегание матери в такой ситуации ярко выражено, и его ни с чем нельзя перепутать.
Избегающей эмоциональной связи, как и в предыдущем случае, соответствует определённым образом эмоционально окрашенный поведенческий стиль взрослого человека. Например, ребёнок плачет и нуждается в защите и помощи. На языке психологии это означает, что в этот момент активизируется система привязанности ребёнка, то есть резко возрастает потребность в эмоциональной поддержке, сопереживании. В таких ситуациях мама из раза в раз дает ребёнку понять, что с ее точки зрения он прекрасно обойдётся без утешения и сочувствия, — словом вполне может успокоится сам. При таком подходе родители ориентированы на раннюю самостоятельность, которая трактуется не верно.
Родители, которые устанавливают с детьми избегающий тип эмоциональной связи, обычно хочет, чтобы они как можно раньше научились справляться со стрессом без слёз и криков, с минимальной поддержкой со стороны взрослых.

Поскольку на первом году жизни ребёнок уже свыкся с тем, что в ответ на призыв о помощи он как правило, получает отказ, неудивительно, что со временем он и вовсе перестает выражать то и дело возникающую у него потребность в эмоциональном участии родителей.
Более того, в подобных ситуациях дети достаточно быстро приучаются скрывать желание прибегнуть к помощи родителей. Активное подавление взрослыми протестных реакций и плача ребёнка , его стремление прижаться и спрятаться на руках родителей от раздирающих эмоций на руках у родителей приводит к концу первого года жизни ребёнка к формированию соответствующего типа эмоциональной связи.

Таким детям несвойственны перепады настроения и эмоциональные затруднения при расставании с родителями, дети демонстрируют свою устойчивость. Но современные исследования показали, что эти дети лишены внутреннего покоя и расставание с близкими для них очень нелёгкая задача. Объективно такие дети испытывают стресс, но скрывают, подавляют свои чувства.
Детям приходится вести себя так, потому что они не раз убеждались, что лишь подавление эмоций одобряется взрослыми. Только скрывая потребность в помощи и близости родителей, можно избежать гнева и негативных реакций с их стороны.

Такие дети часто жалуются на головные боли, боли в животе, плохо спят, приступы тошноты, головокружения.
Соматические симптомы такого рода возникают на фоне того, что стресс, который испытывает ребёнок, не находя позитивного выхода, не исчезает бесследно, а производит негативный эффект на телесном уровне.

Ребёнок не может выразить свои эмоции поведенчески: плакать, бросаться к родителям, просить, чтобы его взяли на руки, приласкали, успокоили. В следствии этого уровень стресса длительное время остаётся высоким и находит своё выражение в виде психосоматических реакций.
Ситуации такого рода были типичны в детские годы родителей: ребёнок испугался и, не встретив сопереживания со стороны близких, был вынужден оставаться наедине со своим горем. Взрослые говорили так: Ну ничего страшного, не делай вид, что больно, сам виноват, не слушаешься, вот теперь будешь знать, не стыдно плакать…

Читайте с главной