Третий возрастной кризис детства является самым длительным (12—18лет), самым выраженным, сложным и име­ющим наибольшее значение для понимания возрастной специфики психических расстройств. Его называют «переходным» от детства ко взрослому состоянию.

По мнению Д.Н.Оудсхоорна(1993), слово «пубертат» акцентирует наше внимание на физиологи­ческом созревании, а термин «подростковый воз­раст»—на психологические и социокультуральных изменениях.

Начало изучения этой возрастной фазы разны­ми специалистами (психиатрия, психология, биоло­гия) отнесется примерно к одному и тому же периоду (конецXIX —началоXXстолетия).

Уже в1890г.K.KahIbaumдал психопатологичес­кую характеристику пубертатного криза. В психо­логии же начало изучения этой клинической фазы развития, как и сам термин, связывают с именем S.Holl(1904).

Именно с понятия «пубертатный криз» началось развитие юношеской психологии как науки и первого ее биогенетического направле­ния.

A.Gesell(1956, 1974),так же, как иS.Holl, считал, что модель пубертатного криза состоит из чередующихся циклов обновления, интеграции и равновесия.

Следует отметить, что первые исследования не ставили перед собой вопроса, является ли фаза пубертата критической, имеет ли она решающее значение для здоровья и болезни. Это было само собой разумеющимся.

S.Hollназвал пубертатный криз периодом бурных внутренних и внешних кон­фликтов. Многие из более поздних исследователей высказывались так же решительно:

S.Spianger(1925) писал, что кризис «пронизывает» и нравственное развитие, и становление мировоззрения, и преодо­ление психологических конфликтов.

Согласно учениюH.Hoff(1956),развитие’ состо­ит из узловых моментов, и каждая психическая функция формируется только в определенном воз­расте на определенном уровне созревания. Счита­ются типичными такие черты пубертатной психи­ки, как внутренние противоречия, аффективная несбалансированность, склонность к импульсивно­му разрешению крайних позиций.

E.Erikson(1959, 1968) ввел понятие «нормально­го криза» и определил его важность для понимания психической патологии. Новые свойства психики, которые возникают в каждой фазе созревания, про­являются как кризисные и внешне могут напоми­нать патологические явления, хотя отражают лишь трудности роста. Тем самым был впервые постав­лен вопрос о том, что к каждому новому свойству психики, возникающему в период созревания, ор­ганизм должен адаптироваться, что гармоническое соотношение новой функции с уже имеющимися наступает не сразу, кризисы (не один, а множество) должны быть присущи пубертату.

Первым, кто четко сформулировал концепцию о единстве биологического и социального в генезе пубертатного криза, был Л.С.Выготский(1924):

кри­тические периоды в психическом созревании необ­ходимы, они обусловлены логикой самого процесса развития, включающего в себя не только негатив­ные явления, но и обязательно созидательные; «вся­кая функция в культурном созревании появляется на сцене дважды, в двух планах—сначала в соци­альном, потом—в психологическом, сперва как внешняя (интерперсональная), затем—как внут­ренняя (интраперсональная) категории». Пубертат протекает критически только при определенных условиях развития. При этом имеет значение не «внешняя обстановка развития», а тесное, неповто­римое взаимодействие постоянно меняющихся сре­ды и ребенка, проходящего определенные стадии развития. Главным новым образованием переход­ного возраста является «вступление в драму разви­тия» нового действующего лица—самого подростка. «Социальное развитие, которое приводит к образованию личности, приобретает в самосозна­нии опору для дальнейшего развития» (Л.С.Выгот­ский,1924).

Психиатры единодушны в признании факта кри­тического протекания пубертатного периода. Кри­тический характер развития в период пубертата объясняется незаконченностью в развитии разных органов и систем, а также повышенной реактив­ностью, обусловливающей чрезвычайную чувстви­тельность к психотравмированию. Считается, что пубертат—не «банальная перипетия», а критичес­кая фаза с богатыми возможностями и критически­ми осложнениями. Показателем критического про­текания пубертатного криза является частота пове­денческих нарушений в этом возрасте. Трудности разграничения нормального и патологического со­зревания связаны с тем, что пубертат и в норме, как правило, оформляется как кризисное состоя­ние.

Не потеряла своего значения концепция Э.Кречмера(1953)о «синхронии созревания». Сам автор назвал это понятие моделью «идеального» разви­тия. Все составляющие психики при «синхронии» созревания развиваются не одновременно, но сво­евременно. Эта закономерность сложилась истори­чески и была закреплена в генетической (формуле человека. Биологическая же суть синхронии посто­янно подвергалась коррекции в ходе развития чело­веческого общества. Соответствие внешних усло­вий последовательности и поэтапности развития ребенка в постнатальном периоде становится тем решающим фактором, который определяет синхро­нию развития. Нарушение этой гармонии законо­мерно для пубертата, но еще не означает патоло­гии.

Некоторые авторы называют пубертат «своего рода революцией», другие же считают, что подрос­тковый возраст ничего «критического» не содер­жит, ибо он «не трансформирует индивидуума» (G.Heuyer,1964),а чрезмерное внимание к этому периоду «означает лишь плохое знание динамики этого возраста» (S.Lecornte— Lorsignol,1941).Одним из центральных является вопрос о содер­жании понятия «пубертатный криз». Необходимость рассмотрения этого, казалось бы, очевидного во­проса связана с тем, что в последнее время пубер­татный период нередко трактуется только как «пси­хосоциальный криз» или только как период по­лового созревания. Необходимо отметить, что пубертатный период—это не аморфное статичес­кое состояние, а сугубая динамика, процесс адолесценции (дозревания), имеющий свои этапность и содержание. Из двух основных процессов созрева­ния (физиологического и психологического) скла­дывается основное содержание пубертатного пери­ода. Эти процессы рассматриваются в тесном дина­мическом единстве, хотя каждый из них сохраняет известную автономию и неравноценность по фор­ме, функциям, клиническому и социальному значе­нию. Физиологическое созревание наряду с по­ловым метаморфозом характеризуется дозреванием центральной нервной системы, становлением био­химического и физиологического гомеостаза, сис­темы гипоталамус—гипофиз—кора надпочечни­ков—половые железы, нейрогуморальной регуля­ции. Физиологические процессы, лежащие в основе психического созревания, должны учитываться при возрастной периодизации нормального пубертатно­го развития. Психологическое развитие заканчива­ется после полового, а социальное завершает про­цесс созревания в целом. Ко времени формального окончания подросткового возраста(17лет) вырабо­танные моральные принципы и самостоятельность в выборе решения обнаружены лишь у10%подрос­тков.

Анализ литературы и собственные наблюдения позволяют видеть, что показатели биологического созревания более устойчивы и далеко не всегда изменяются при психической патологии. Неоправ­данность отнесения верхней границы пубертата к 15годам подчеркивалась неоднократно. Наиболее образно об этом же говорит M.T.Haslam(1975) ,если учесть, что 14—15-летний возраст соответству­ет «пику» пубертата, то отнесение верхней границы к этому периоду означает «разрезание пополам» этого важного периода онтогенеза, а следовательно, неоправданно нарушает представление об этом периоде и преемственность во врачебном ведении таких больных, их лечении и организации режима их содержания.

Данные современной нейроморфологии о неза­конченности созревания мозговых структур (осо­бенно лобных) в 13-летнем возрасте (Г.Д.Смирнов, 1972;А.И.Селецкий,1987)и нейроэндокринной регуляции до17лет(M.BIeuler,1964)имеют важные значение для понимания сложности и биологичес­кой детерминированности становления основных психических функций. Благодаря работам М.Блейлера(1956, 1964)стало известно, что выделенный им психоэндокринный синдром может быть выра­жением временных эндокринопатических наруше­ний (что, как известно, возникает нередко на вы­соте пубертата, при его асинхрониях, бурном со­зревании(H.Stutte,1969)4Trfэтот синдром близок к экзогенному типу реакции(K.Bonhoeffer,1912), что он похож на психоорганический(H.WalthelBell,1963),а иногда неотличим от него. Следова­тельно, появление этого синдрома (аффективные и астенические нарушения) не всегда означает воз­никновение стойких эндокринных или органичес­ких заболеваний, а может быть выражением фун­кциональной временной дисфункции, в частности возрастной.

Читайте с главной