Без рубрики

1. Привязанность в паре

Начнем с главного – с привязанности в паре. Как выходит, что мы собирались жить в любви и нежности, а делаем друг другу больно? Почему? Потому, что мы очень важны друг другу. Такой парадокс.  Привязанность — наша базовая потребность. Генетически заложенная. И в детстве, и во взрослом возрасте. Нагрузка на привязанность в паре сейчас огромная. И все наши конфликты и ссоры связаны с неудовлетворенными потребностями привязанности.
Мы постоянно проверяем, как поживает наша связь с близкими людьми. Все ли в порядке. Откликаются ли близкие на наши слова и чувства. Переглянуться, поймать взгляд, подойти, ткнуться в плечо носом и ждать, когда обнимет, позвонить с каким-то пустяковым вопросом или даже просто с «как дела» — это все очень мягкие и естественные способы проверить связь. Дети залезают на коленки, прибегают обняться, несут свои рисунки, чтобы получить наш отклик. Родители звонят и расспрашивают, как дела, или дают непрошенные советы. Как это выглядит, когда у нас крепкая, надежная связь? И куда мы с вами движемся в этой программе? У всех наверняка есть такой опыт, хотя бы в начале отношений: Ты отзывчив. Я могу принести тебе свою боль – ты посочувствуешь мне. Я принесу свою радость – и ты тоже будешь рад. Я хорошая в твоих глазах. Когда я недовольна собой, чувствую себя неловкой, нелепой, я иду к тебе или звоню тебе. И рядом с тобой я ощущаю себя более хорошей.
Я важна тебе. Ты меня слышишь. Ты принимаешь меня. Я могу смело проявляться и открываться рядом с тобой. Ты на моей стороне. Я спокойна, я чувствую себя защищенной и согретой. У меня много сил и смелости осваивать внешний мир с таким тылом. И тогда, если что-то идет немного не так, я могу показать тебе свои уязвимые чувства, не покрывая их броней злости или замкнутости. Не нападая и не защищаясь. И не вызывая в тебе желание защищаться. Мои чувства – как ягода. Скажем, голубика. Тонкая кожица сверху. Если возьмешь в руку, почувствуешь ее мягкость. Это то, что мы называем «мягко предъявлять свою уязвимость».
Я скажу тебе: «Ты так долго болтал с этой Жанной, мне было скучно и немного одиноко». Когда я передаю тебе это чувство-ягоду, тебе не нужно прятаться. Тебе это не больно и не опасно. И ты улыбнешься и скажешь что-то вроде «Я уже сам не знал, как бы мне от нее отойти». Или просто обнимешь меня, и я почувствую, что все снова в порядке, все починено.
Как же все портится потом? Когда мы чувствуем сильную угрозу нашей связи, не можем почувствовать контакт с партнером, то амигдала в нашем мозгу, отвечающая за сигналы опасности, бьет тревогу. Так же, как если бы на нас ехал автомобиль. Нас накрывает паника. Базовая паника привязанности. Реакция на опасность у животных — бей, беги, замри. Мы в детстве вырабатываем свою стратегию адаптации к таким ситуациям, когда наши главные взрослые недоступны для нас, не за нас, или даже опасны для нас. И стратегий в общем виде всего две: давить и оцепенеть. Обе они – попытки справляться с тяжелыми чувствами, которым мы когда-то научились. Преследующий и отстраняющийся В паре есть преследующий и отстраняющийся. Когда что-то идет не так между нами, преследующий хочет восстановить связь сейчас же, немедленно. Он хочет снова побыстрей быть на одной стороне, в согласии. Отстраняющийся хочет защитить себя и отношения.
Преследующие партнеры говорят: • «Не имеет значения, что я делаю. Я могу просить, кричать, рыдать. Но я не могу почувствовать связь с ней. Чувствую себя невидимкой». • «Он никогда не смотрит на меня, когда я с ним говорю. Он только смотрит в телефон. Он никогда не хочет вместе проводить время, чтобы стать ближе. Я одинока». • «Мне всегда приходится разбираться со всем самой. Я изголодалась по вниманию и чувствую отчаяние. Меня тошнит от него». • «Кажется, другие пары имеют наполненную жизнь, между ними есть близость и тепло. А у нас нет. Она годами в бункере». Отстраняющиеся партнеры говорят: • «Я никогда не чувствовал себя правым. Всегда прокалывался, делал что-то не так» • «Не хочу раскачивать лодку, так что я молчу и отступаю».
Не знаю, что я чувствую. Я в растерянности. Я цепенею и немею». • «Я словно на минном поле. Мной все время недовольны». • «Я никогда не буду достаточно хорошей для него. Но лучше этого не замечать». Когда безопасность между нами уже утеряна, я не могу открыть тебе свои уязвимые чувства. Это слишком рискованно, я в этот момент не доверяю тебе. Тогда вместо ягоды голубики я бросаю в тебя кокос. Там внутри есть мякоть и сок – это моя боль, мой страх, моя потребность в том, чтобы ты любил меня, быть важной тебе. Но сверху прочная жесткая скорлупа – моя злость.
И ты ни за что не почувствуешь эти мои уязвимые чувства. Ты только будешь уворачиваться от жесткой скорлупы и видеть во мне того, кто хочет тебя ранить. И если я отстраняющийся, то скорлупа кокоса – это моя отстраненность, моя внешняя непробиваемость.
Если я отстраняющийся — это мои рациональные нотации – «Ну неужели взрослые люди не могут контролировать свои эмоции?». А про мякоть внутри: мой страх быть плохим для тебя, мое желание не испытывать эту муку, видя твою злость, — я и сам мало что знаю. Ты тем более.
Сейчас у меня растет мальчик, который не может предъявлять свою уязвимость мягко в большинстве случаев. И он начинает нападать и кричать. И за этим трудно увидеть крик о помощи даже мне, маме. И у меня растет девочка, которая, когда ей плохо, может плакать. И когда она плачет, то совсем не хочется защищаться от ее слез, хочется ее пожалеть. Это большая разница, которую я каждый день вижу. Человеку, жестко предъявляющему свою уязвимость, трудно посочувствовать, трудно откликнуться и быть для него доступным, отзывчивым и вовлеченным.
Таким образом, чтобы наши отношения стали безопаснее, нам нужно постепенно рисковать мягко предъявлять свою уязвимость, то есть говорить и показывать именно эти свои уязвимые чувства. Не защитные внешние злость, раздражение, гнев. А вот эти чувства: печаль, боль, страх. Поскольку это все трудно услышать и легче увидеть, я подготовила вам несколько отрывков, где прошу вас посмотреть, что происходит в контексте того, о чем мы говорили. В следующем уроке мы будем разбираться, как устроены ваши ссоры, конфликты или молчаливое противостояние, каков ваш негативный сценарий сейчас.
Д/З
Кто вы в паре — преследующий или отстраняющийся? Какой стиль адаптации вы выбрали в детстве, чтобы справляться с ситуациями разрыва связи со своими значимыми взрослыми – преследовать или отстраняться?
Как вы, муж, дети родители проверяют связь?

Читайте с главной

admin Ольга Соколова
Ольга, Ваш семейный и детский психолог, Я помогаю мама получить важные знания для того, чтобы с ребёнком было легко, с мужем тепло. Помню как мама и папа мне сказали, что за помощь денег не берут) Лично для меня это стало правдой и деньги я беру тогда, когда помощью не заканчивается. Когда сопровождаю мам в решении проблемы, когда обслуживаю становление теми, в которых нуждается их ребёнок и той, которая уже может сделать отношения с мужем лучше
https://trudno-deti.ru

Отправить вопрос

Уведомления (проверить в спаме)
avatar
wpDiscuz