Статьи

Отрывки из книг про авторитет родителя.

Если у Вас есть интерес к теме авторитет родителя, то эти отрывки помогут Вам глубже понять тему.

«В одних ситуациях чувствительного ребёнка нужно оградить, а в других – помочь ему встретиться лицом к лицу с тем, что кажется невыносимым или некомфортным. Бывает непросто понять, как лучше поступить, и здесь родителям нужно принять решение, учитывая потребности ребёнка, стараясь понять, что он чувствует, и уверенно помогая ему пройти через ситуацию.»

Д. Макнамара

«Как поддержать подростков и в то же время позволить им иметь свой голос? В то же время как устанавливать границы и соблюдать меры предосторожности? Ученые называют это «доверительным воспитанием». Этот подход устанавливает границы при сохранении уважительного отношения к личной независимости. Такой подход обеспечивает взаимную привязанность: родители оказывают поддержку и в то же время поддерживают самостоятельность подростка. Привязанность гарантирует наше умение предоставить ребенку надежную гавань и одновременно поощрять его к новым исследованиям. Это умение сочетать ощущение надежности и безопасности дома и в мире.»

Из книги Д. Сигела «Растущий мозг»

Мама вовремя понимает, что хоть она и права в своей «я позиции восприятия», но стать на позицию «ты» и наладить контакт с подростком важнее.

Родитель дважды приглашает ребенка: в первый раз — существовать в своей жизни (я так счастлив, что ты у нас есть, какое счастье, что ты наш ребёнок), и во второй раз — предоставляя ребенку право быть самим собой, проявляться, раскрываться, напитываясь любовью, контактом, близостью. Это приглашение должно быть щедрым и постоянным, не зависимым от условий, таких как поведение ребенка или настроение родителя.

При этом взрослый берёт на себя ответственность за отношения с ребёнком, понимая, что именно отношения являются основой, без которой любое воспитание бессмысленно.

Дети не дают нам полномочий воспитывать их автоматически, только потому, что мы взрослые, или потому что мы любим их и считаем, что знаем, что для них хорошо, или потому что мы искренне печемся о них. С этим часто сталкиваются приемные родители, а также другие люди, заботящиеся о неродных для них детях, патронатные семьи, няни, гувернантки, воспитательницы в детском саду, учителя.

Г. Ньюфелд, книга «Не упускайте своих детей»

Если присмотреться, любые отношения иерархичны по своей сути. Иерархичны не в том смысле, что кто-то кем-то командует, а в том, что тот, у кого в данный момент больше ресурса, больше опыта, больше сил или здоровья, делится этим ресурсом с другим. Один отдает, второй принимает.  Даже в самых равноправных отношениях — в семье, в дружбе, в каждой отдельно-взятой ситуации — у одного партнёра всегда будет больше ресурса, чем у другого. В равноправных отношениях партнёры регулярно меняются местами, делятся ресурсом, помогают друг другу.
«Страдатели? Мучители? Растители? Родители!» Интервью Ольги Писарик «Снобу».

Обращаясь с ближними так, будто они лучше того, что представляют собой на самом деле, мы заставляем их становиться лучше.

Йоганн Вольфганг фон Гете

Ключ к древнему секрету человеческого развития не в том, что мы делаем с маленькими детьми, а в том, кем мы являемся для них.

Д. Макнамара, из книги «Покой. Игра. Развитие»

Когда родитель начинает избегать отношений иерархии, начинает быть «всегда другом», во всем советоваться с ребенком, он взваливает на него ответственность за принятие решений, важность и последствия которых ребенок еще не может оценить. Например, родитель может спрашивать: «Куда мы поедем в отпуск?» Или: «Как мы потратим наши деньги?» Или: «Нам переезжать или не переезжать? Рожать мне второго ребенка или не рожать?» Ребенок, не желая того, становится ответственным за результат таких «общих» решений.

Конечно, дети в такой ситуации будут злиться и огрызаться, потому что интуитивно они понимают, что это не соответствующие их возрасту решения, у них не хватает ни жизненного опыта, ни нужных рычагов для того, чтобы управлять ситуацией.

Или же мы делаем их ответственными за свои чувства, здоровье и душевное благополучие. «Посмотри, что ты с матерью делаешь!.. Вы меня в гроб загоните!.. Вот до чего ты меня довел!» Получается, ребенок сказал какую-то ерунду в сердцах, а родитель, который является оплотом, защитой, всем для ребенка — тут же потерял контроль над ситуацией и начал “разваливаться” на глазах. И это всего лишь от одного неосторожного поступка или слова ребенка.

А родитель – это гарант безопасности. У ребенка нет других гарантов. Мы так устроены, что в качестве инстинкта самосохранения у нас есть стремление к близости. «Если рядом есть взрослый, мои шансы выжить сразу повышаются», — так устроен мозг ребенка. Отсутствие надежного взрослого дает мозгу сигнал, что ситуация очень опасная, жизнь в опасности.

Мы не можем стать ответом на нужды нашего ребенка с помощью книг, чьих-то готовых формул или указаний. Это ощущение должно зародиться внутри нас из альфа-инстинктов и уязвимых эмоций. В нем столько же заботы, сколько и ответственности. Если мы ждем, что внешний мир направит нас в родительстве, мы не прислушиваемся к собственному сердцу и разуму. Если мы считаем, что для того, чтобы быть главной надеждой и опорой для ребенка, нужны инструкции, то мы испытаем стыд, когда у нас не будет ответов вместо того, чтобы ощутить, что мы сами являемся ответом на нужды ребенка. Если мы не используем свою проницательность и интуицию, чтобы понять ребенка, мы считаем, что чужие ответы лучше наших собственных.

Часто непослушание детей – это форма «восстания» против взрослого, в ответ на надоевшие требования. Когда в своих действиях, наоборот, взрослый неожиданно переходит на сторону ребёнка, тому становится больше не с кем и не с чем воевать.

Если мы видим, что ребенок страдает, мы будем стремиться утешить его, а если нам кажется, что перед нами маленький манипулятор, это оттолкнет нас. Если мы увидим, что ребенок не слушается, нам, быть может, захочется наказать его, а если мы поймем, что ребенок сопротивляется инстинктивно, мы сможем найти выход из тупика. Если ребенок кажется нам слишком эмоциональным, мы попытаемся утихомирить его, но, если мы понимаем, что сильные эмоции нужно и можно выражать, мы поможем ребенку научиться языку сердца. Если нам кажется, что ребенок не может сосредоточить свое внимание из-за нарушений работы мозга, мы будем его лечить, если же мы видим, что ребенок просто незрел, мы подождем, пока он вырастет. Когда мы понимаем ребенка — понимаем причины его действий, кроющиеся в развитии, — мы можем не принимать его агрессию так близко к сердцу, сопротивление кажется нам не таким уж вызывающим, и мы сосредоточимся на создании условий, благоприятных для роста.

Д. Макнамара, из книги «Покой. Игра. Развитие»

Очень трудно заботиться о ком-то, кто отказывается от заботы. И иерархия в отношениях придумана природой, чтобы родитель давал, заботился, а ребенок принимал. Забота идет вместе с ответственностью.


Иногда можно услышать, как люди говорят: «Да не обращай на него внимания. Он как раз и добивается твоего внимания». Ну конечно, а что ему еще остается? Только добиваться. А если ребенок добивается внимания, то почему бы не дать ему его? Почему не ответить на эти базовые потребности в любви, внимании, значимости? Но суть тут в том, что мы должны давать больше запроса.
Возможно, вы уже слышали от меня этот пример или читали его в моей книге, когда Тамара, моя старшая дочь, по-моему, ей сейчас 37 лет, она присутствует в зале, но я не буду сейчас уточнять у нее ее возраст… Так вот тогда ей было 7, она была очень смышленой, да и сейчас такая, и у нас состоялся такой небольшой обмен признаниями в любви. Она сказала мне: «Папа, я люблю тебя?» — и в конце повис знак вопроса, т.е. от меня ожидалась ответная фраза «Я тоже тебя люблю». Это, знаете, было похоже на забрасывание удочки, чтобы поймать рыбку. Я так и ответил: «Я тоже тебя люблю». И потом наступила такая многозначительная тишина… После чего она с мудростью, присущей ребенку, сказала: «Папа, если бы ты действительно меня любил, ты бы сказал это первым…»

Часто родители избегают иерархичности в отношениях со своими детьми, потому что в свое время они «наелись» очень жестокой иерархии в собственной семье. Они дают себе установку: «Со своими детьми я буду вести себя по-другому. Мои дети не будут страдать так, как страдал я, будучи ребенком. Мы будем друзьями, я буду их выслушивать, мы будем понимать друг друга».

Далее родители сталкиваются с тем, что дети становятся неуправляемыми, им невозможно ничего объяснить, они не слушают никаких аргументов, они лучше взрослых знают, как должна быть устроена жизнь семьи, и если что-то не соответствует их ожиданиям, то происходит скандал. При этом такие дети не выглядят счастливыми, у них много агрессии, много тревоги. Такое ощущение, что чем больше родители уступают требованиям ребёнка, тем более нервным и раздражённым он становится.

Мы отказываемся от иерархии, не понимая, что она – залог спокойствия ребенка. Другое дело, что иерархия должна быть не деспотичной, а заботливой. И смысл иерархии не в том, чтобы отдавать приказания. Смысл в том, чтобы давать заботу.

«Страдатели? Мучители? Растители? Родители!» Интервью Ольги Писарик

Правила и границы нужны любому человеку, люди – социальные существа, и без правил и принятия в расчёт своих и чужих границ безопасное сосуществование было бы невозможно. Маленьким детям установленные извне правила и границы нужны особенно, так как, в силу скудости пережитого опыта и отсутствия внутренних моральных установок, у них нет понимания своих и чужих границ, отдельности своего от чужого. Границы, выставляемые родителем, делают мир ребенка понятным и четким. Ребенку не приходится самому анализировать сложные ситуации и принимать решения, не приходится брать на себя то, что ему не по чину и может вызывать тревогу. Любому ребенку необходимо, чтобы родитель обезопасил его мир, взял на себя функции проводника и защитника.

Детям не только нужен порядок и правила поведения, они хотят и ждут их! Это делает их жизнь понятной и предсказуемой, создаёт чувство безопасности.

Проблема в том, что обычно мы принимаем отношения за должное. Мы помним о своих ценностях – нравственных, например, но забываем о той, что является самой главной из них – о привязанности. В общении с нашими детьми мы транслируем, как раз, все остальные ценности. Но только когда привязанность становится осознанной, мы начинаем понимать, что самое главное для нас – это сам ребенок.

Причина, почему не стоит показывать своих слёз — это потому что дети начинают сильно беспокоиться, когда видят взрослого, который потерял над собой контроль. Тем более взрослого, которого они любят и который должен заботиться о них. Если вы расплакались, если слёзы настигли вас в присутствии ребёнка, необходимо объяснить ему, что происходит:

«Мне просто нужно поплакать сейчас. Всё в порядке».

Вы разрешаете себе поплакать, и объясняете это ребёнку, тогда это уменьшает  в нём тревогу. Как только ребёнок видит, что вы плачете, но с вами всё в порядке, значит, и с ним всё хорошо. Проблема не в слезах, а в том, что ребёнок видит, как родитель, который находится в центре его вселенной, теряет над собой контроль.

Интервью Гордона Ньюфелда сайту “Летидор”

Мысль, которую мне хотелось донести, молодые родители слышат нечасто. Я хотела им показать, что секрет воспитания детей не в том, чтобы знать ответы на все вопросы, а в том, чтобы быть ответом для ребенка. Я хотела поделиться с ними тем, что нельзя научиться по книгам, как быть родителем, хотя книги могут помочь, когда вы пытаетесь понять ребенка. Я хотела сказать, что умению быть родителем не учатся у своих родителей, хотя некоторые из них могут быть прекрасным образцом для подражания. Я хотела заверить их, что забота о ребенке не знает ни пола, ни возраста, ни этнической принадлежности. Я хотела подбодрить их, рассказав, что, когда они испытывают чувства ответственности, вины, тревоги и неравнодушия, закладывается инстинктивная и эмоциональная основа их превращения в тех родителей, которые нужны их детям. Я хотела донести до них, что каждому ребенку необходимо место, где можно обрести покой, чтобы играть и расти. Это не требует от родителей ни совершенства, ни знаний, жестко устанавливающих, что делать в каждую конкретную секунду. Нужно лишь стремление стать главной надеждой и опорой для ребенка и работать над созданием условий, способствующих его развитию.

Д. Макнамара, из книги «Покой. Игра. Развитие»

Смысл альфа-родительства в том, что мы, с одной стороны, принимаем иерархию и берем ответственность за отношения, с другой — заботимся, то есть делимся ресурсом, чтобы ребёнку не приходилось выживать, чтобы ему была доступна роскошь психологического развития

Чтобы полюбить своего ребенка, сначала нужно полюбить себя? Не знаю, как лучше ответить на ваш вопрос. Что пытаюсь сделать лично я – так это открыть родителю глаза на потребности его ребенка и помочь понять, в чем они состоят. И тогда родители чувствуют удовлетворение. Но мы не можем говорить, что это способ обрести удовлетворение. Ведь тогда у вас возникнет другая проблема. Говорить, что любить своего ребенка себе же выгодно – это неправильный подход. Поэтому я со своей стороны пытаюсь помочь родителям понять своих детей, понять, в чем состоят их потребности. И когда это происходит, танец совершенно меняется. Родитель чувствует намного больше удовлетворения, понимает смысл своей роли, становится более зрелым. Но это не работает напрямую. Я думаю, именно от этого наша культура всегда и защищала нас. Когда мы пытаемся напрямую удовлетворить свои потребности, то в данном случае это так не работает.

Читайте с главной

admin Ольга Соколова
Ольга, Ваш детский психолог, Я помогаю мама получить важные знания для того, чтобы с ребёнком было легко. Помню как мама и папа мне сказали, что за помощь денег не берут) Лично для меня это стало правдой и деньги я беру тогда, когда помощью не заканчивается. Когда сопровождаю родителей в решении проблемы, когда обслуживаю становление родителей теми, в которых нуждается их ребёнок.
https://trudno-deti.ru

Отправить вопрос

Уведомления (проверить в спаме)
avatar
wpDiscuz